Религиозное образование в Израиле и Мессия

Опубликовано 25 мая 2010 | Комментарии к записи Религиозное образование в Израиле и Мессия отключены

«Живая вера», 7.2009 

     В еврейской культуре, в которой жили Иисус и апостол Павел, мудрецы приобрели настолько большой авторитет, что толпа ссылалась на их мнение даже тогда, когда они всего лишь пересказывали Библию. Это хорошо видно, например, из сравнения Мал. 4:5 и Мк. 9:11. Это было следствием высокой оценки образования в среде избранного народа. Среди этих мудрецов бытовало мнение, которое приписывали великому учителю Гиллелю: «невежда не боится греха, и простой народ не благочестив». Похожая мысль звучит и в Ин. 7:49, где ее высказывают фарисеи. Свое мнение мудрецы обосновали с помощью притчи: «…однажды царь – плоть и кровь – приказал рабу своему, который от роду не варил кушаний, сварить кушанье. Чем же кончилось? – кушанье подгорело, а раб навлек на себя гнев господина. Или: царь отдал подшить рубаху такому рабу, который никогда рубах не подшивал: кончилось тем, что этот рубаху только перепачкал и раздражил своего господина. Так неуч по незнанию своему навлекает гнев Господа». Даже в ежедневной молитве следовало благодарить Всевышнего за то, «что не сотворил меня неучем». Известный толкователь Ветхого Завета Филон Александрийский считал стремление к познанию признаком Божьих сынов: «Те же, кто руководствуются знанием о Едином, заслуженно зовутся сыновьями Бога…». Он также считал, что «знание есть свет души, в высшей степени сходный с солнечным». Кроме того, еврейские учителя утверждали: «без учения нет обходительности… без мудрости нет страха».

Гордость за собственное образование звучит также и в словах Иосифа Флавия: «Поэтому-то, хотя многие и трудились над приобретением таких познаний, однако едва двое или трое вполне преуспели в том. Впрочем, за это они и вкусили от плодов трудов своих». Сам он, как и положено священнику, был настолько образован, что переводил даже священные тексты. В Иер. 5:4 необразованность связана с бедностью. Поэтому материально обеспеченные священники должны были явить образец образованности, какими были мудрецы, чьи слова были весомей слов самой Торы. Еще Аристотель утверждал зависимость науки от материального благополучия: «математические искусства были созданы прежде всего в Египте, ибо там было предоставлено жрецам время для досуга».
История из Вавилонского Талмуда отмечает логическую цепочку богобоязненность – религиозная образованность – почтение коллег: «Как то раз проходил равви Иаков бен Аха мимо сидевших равви Симона и равви Элазара. Сказал один из них другому: “Встанем перед ним, ибо муж сей боится греха”. А другой сказал: “Встанем перед ним, ибо он – знаток Торы”. Удивился первый: “Я тебе говорю, что он боится греха, а ты мне – что он знаток Торы!”»
Учителя ежедневно посвящали себя изучению Торы и считали, что даже бессонница предназначена для размышления над Словом. Именно поэтому они не имели даже времени для изучения греческого языка, который тогда был языком международного общения. На просьбу молодого учителя позволить ему изучать греческий язык его наставник ответил на основании И. Нав. 1:8: «его можно учить в такое время, когда ни день, ни ночь». По причине постоянного совершенства раввины все более удалялись от простонародья, о чем сами сказали: «Что касается мудрецов, к старости они приобретают более мудрости… Но невежда, старея, становится более глупым…».
Из Ин. 5:39 становится очевидно, что евреи верили в спасения через постоянное изучение Торы. Тот же великий мудрец Гиллель сказал: «увеличивающий Тору увеличивает жизнь». Один из ярких современников апостола Павла утверждал: «если ты выучил много Торы, не хвались, ибо для этого ты создан»; отсюда следует, что мудрецы рождались для изучения Писания. Усилия, прилагаемые для постоянного изучения, и обеспечивали евреям уверенность в спасении. По мнению самих же раввинов, обладание Святым Духом ведет к воскресению, а «изучающий с намерением практиковать имеет право получить Святого Духа». Как заметил Иосиф Флавий, «большинство людей настолько далеки от того, чтобы жить согласно своим законам, что совсем не знают их»; в то же время, знание евреями Закона было настолько высоким, что они всегда были готовы ответить всякому вопрошающему. Об этом же говорят и авторы Нового Завета (1 Пет. 3:15; Кол. 4:6). Утверждение раввинов «усердно изучай Тору и знай, что возразить эпикурейцу» свидетельствует даже о готовности спорить с самыми известными в античном мире безбожниками (ср. Деян. 17:18).
Миссионерская деятельность и само кредо бывшего фарисея Савла (Деян. 17:11; 1 Тим. 4:16) также подтверждают существование этой тенденции.
Итак, образование имело большое значение, и в Израиле его значение было много выше, чем в греко-римском мире. Известно, что в Греции и Риме большинство учителей получало скудные деньги. Только очень известные учителя получали большие деньги – порой даже больше, чем, например, архитекторы. В Риме учителями становились ветераны, которые за время военной службы побывали во многих странах и знали как языки, так и географию. Лишь в эпоху империи, когда появилась большая нужда в образованных бюрократах для новых провинций, образование стало цениться по достоинству.
В еврейской же среде образование было основой всех основ, так как изначально оно было не светским, но религиозным. Образование означало посвящение в тайны Бога, Который открыл Себя в Святом Писании. Поэтому еврейское общество Палестины было совершенно иным, чем любое другое цивилизованное общество Средиземноморья.
Следует все же отметить, что религиозное образование должно иметь свою цель. Обличения в адрес еврейских учителей свидетельствуют, что те не поняли этой цели. Так, Мессия благословил Отца Небесного за то, что Тот сокрыл знания от мудрецов и открыл их простым людям (Мф. 11:25-26; Лк. 10:21). Но более этого, оказалось, что исследование Писания, каким бы тщательным оно ни было, не приводило к главной цели – познанию Самого Мессии. Это хорошо видно в Ин. 5:39, где буквально сказано: «Исследуете Писания, ибо в них надеетесь жизнь вечную иметь, а они свидетельствуют обо Мне». Приход Мессии как искупителя изначально был конечной целью всего замысла Бога (Быт. 3:15; Евр. 10:35-37 и др.). Сами раввины утверждали, что все пророки пророчествовали о приходе Мессии, но именно Его они и не заметили, будучи увлеченными своими бесконечными дискуссиями, которые даже могли закончиться поножовщиной. Жизнь показала, как сильно различались Иисус и его современники. Это проявилось прежде всего в том, что учителя налагали бремена, которые сами не носили, и не служили своим ученикам, но ожидали от них служения. Чтобы понять, насколько разными были «Учитель, пришедший от Бога» и учителя, познававшие Бога в Писании, стоит сравнить Евангелие и Вавилонский Талмуд:
«Не пять ли малых птиц продаются за два ассария? и ни одна из них не забыта перед Богом» (Лк. 12:6);
«И если наименьший из них был столь велик, то каким же был наибольший? Они сказали о Ионафане бен Уззиеле, что когда тот сидел и занимался изучением Торы, каждая птица, пролетавшая над ним, тут же сгорала».

Александр Тарасенко
« Три Пасхи Мессии
Праведность фарисейская и праведность отца »